Загрузка...

Творчество

     

Длинный и узкий коридор подмосковного роддома как целый мир, разделенный невидимой линией на две половины, которая буквально физически ощущается, когда прогуливаешься вдоль него. Неторопливые разговоры, полные ожидания и волнения, тихо, почти шепотом, но срывающиеся на нервный смех ожидающих в одном мире сменяются перешептыванием умудренных новым опытом молодых женщин в другом. Но как тонка эта грань между мирами!

Воздух буквально пропитан надеждой – как же хочется скорее перейти эту линию по-настоящему, а не просто перешагивать нарисованную в воображении полоску, когда голос медсестры громогласно призывает ожидающих на Ту заветную половину для осуществления стандартных назначений.

Мимо проходит Умудренная новым опытом – старается не встречаться взглядом: она уже совсем другой человек. Она и ее малыш – живы. Его нужно защищать. Его нужно оберегать. О нем нужно позаботиться. Его нужно любить. Это инстинкт и искра Божья – все вместе, не допускать чужого взгляда к себе в душу и в сердце, как и не допускать чужого взгляда на своего ребенка. Особенно взгляда Ожидающих. А как хочется прочитать в новых глазах ту самую тайну: Как там, по Ту сторону?! Как ты пережила это? Как ты справилась?

У каждой свой собственный путь перехода на Ту сторону: и это неизбежно, как вдох или выдох, но вот вопрос весь в том, как встречать эту неизбежность? Смотреть ей прямо в глаза – уверенно и осознанно, или робко прятаться за стены и коридор, цепляясь за любую возможность отдать свой выбор в угоду страху неизвестного. А за страхом всегда следует боль, которая, в свою очередь, порождает еще больший страх. И неважно, находиться ли в пульсирующем потоке рождения, который накрывает волной-цунами вплоть до девятого вала, или лежать под лампой, ощущая прикосновения на грани чувствительности, но сохраняя ясную способность мыслить. Важно, Что именно происходит в этот момент – происходит Таинство, Чудо Рождения, которое уступает разве что Чуду первого дня внутриутробной жизни.

Страх парализует, сковывает, мешает, подавляет ощутить в полной мере это Чудо – первые секунды, которые навсегда останутся в прошлом. Много позже, когда уверенные руки ласкают дитя, эти секунды, омраченные страхом, будут вспоминаться как кошмарный сон, возвращаясь и переигрывая, переживая все снова и снова. И не хочется больше.

А вот как еще: нагие, но полные целомудрия, уверенно распахнутыми глазами встречают своего малыша, совершая древнейший танец матери. И уже нет боли, нет себя, нет никого вокруг, а есть неизбежность, вера, надежда и любовь. Воспоминания об этих мгновениях наполняют сердце радостным ощущением праздника, как в детстве на Рождество…

И вот уже по Ту сторону… Своя среди своих, умудренных новым опытом. И теперь, находясь на волне нарастающей и вновь прибывающей материнской любви, нет совершенно никакого желания смотреть на Ожидающих. Они остались в прошлом мире… в другом…

10.04.2012

«Есть только миг между прошлым и будущем. /Именно он называется жизнь». Смысл известных многим строк из знаменитой песни Дербенева представляются мне сейчас в ином свете. Понимание неизбежности конца, скоротечности жизни, предвидя крах всех собственных рукотворных и нерукотворных, пребывая в забвении среди миллиардов таких же, как я, заставляет задуматься о том, как жить дальше.  Уныние, скука, гордыня и прелесть, которые сменила беспорядочная активность – все это страх настоящей жизни.


Читать полностью

автор - священник Елисей Пронин, рисунки: Борис Заболоцкий 

«Логово циклопа»


Image

Известно ли вам самое ужасное место в мире? То место, где кровь стынет в жилах, а сердце колотится с такой силой, что, кажется, вот-вот выпрыгнет из груди.

А приходилось ли вам лично побывать в леденящем мраке безумной жути? Когда каждый шаг даётся труднее, чем тысяча обычных шагов. Когда от малейшего шороха, уловленного настороженными ушами, душа уходит в пятки, а в животе всё переворачивается. И тогда ты вынужден бороться с нестерпимым желанием поскорее убежать, но власть могущественного детского любопытства заставляет тебя, оцепеневшего от страха, оставаться на месте. Логово циклопа – вот известное мне место ужаса на земле, внушавшее моему детскому сердцу нечеловеческий леденящий страх.

 


Читать полностью

КЛЕА И СНЕЖИНКИ

 

. Клеа сидела на высоком старинном табурете у окна. Она смотрела на снежинки. Сначала она внимательно рассматривала те, что лежат прямо на подоконнике, за стеклом. Изучая дивный кристаллик, девочка старалась понять смысл жизни снежинок. Затем, она закрывала глаза. И как только пушистые ресницы касались румяных щечек, тут же вспоминались все снежинки разом. Ничто не ускользнуло из памяти. Все здесь.


Читать полностью

Почему рисуют дети?

Каждый годовалый или двухлетний ребенок в душе – художник монументалист.

Маленькие дети очень ориентированы на результат. В том смысле, что они очень любят, когда результат их действий легко можно заметить. Например, крышка кастрюли может громко греметь, а если порвать бумагу, то будет много интересных кусочков.

Ребенок полюбит рисовать в том же момент, когда осознает, что эти его движения – с кисточкой или мелком в руке – в отличие от всех прочих оставляют след.

Но произойти это может не с первого раза, потому что малыш не всегда смотрит на то, что у него вышло.

Первая задача родителей – привлечь внимание ребенка к тому, что если водишь по бумаге карандашом, ручкой, фломастером, кисточкой, то остаются следы.


Читать полностью

Картинка 43 из 1239

Я сижу у окна, безмятежно наблюдая течение жизни, и веду неслышный диалог со своими воспоминаниями… Ноги укрыты теплым пледом, в камине потрескивают березовые поленья; пушистая кошка, мурча, забирается на руки и теплым комком укладывается на коленях. Передо мной фотографии...

 


Читать полностью