Загрузка...

Фото

     

Приглашаю в онлайн-консультирование! 

Рада пригласить в совместное путешествие по темам: 

- сомнения в родительской компетенции, консультирование по детско-родительским отношениям 
- желание научиться ненасильственным методам воспитания 
- управление агрессией и гневом 
- ситуация домашнего насилия 
- укрепление привязанности в детско-родительских и парнерских отношениях 
- кризис отношений 
- семейное консультирование 
- ощущение бессилия в каком-то важном вопросе 
- ощущение тупика и туннеля, бесперспективности 
- состояния уныния, близкого к депрессивному 
- обида на близкого человека, невозможность простить 
- давящее чувство вины 
- сомнения в близких отношениях, неуверенность в партнере 
- тревожащие состояния, влияющие на качество жизни 
- сложности в принятии решения, какого-то важного выбора 
- потеря ребенка до рождения 
- переживания после аборта 

Стоимость консультации - 1800 руб. 
Программа zoom, для участия нужна гарнитура (камера, микрофон, наушники). 

Об опыте работы и образовании можно почитать здесь https://www.facebook.com/vikspsy/posts/1963353053893397 

Запрос можно отправить любым удобным образом: 
электронная почта: 
личным сообщением здесь 
79262064197@yandex.ru 
скайп viks-roma 
воцап 89262064197

Гнев — это одна из базовых, то есть врождённых эмоций, суть которой, во-первых, просигнализировать, что мои границы каким-то образом не просто нарушают, а нарушают жёстко, а, во-вторых, отреагировать на это вторжение. Чтобы дать отпор, нужно много энергии, поэтому гнев так сильно «заряжён», он возбуждает или «запускает» симпатическую нервную систему, заставляя сердце биться чаще, учащает дыхание, мобилизует все силы организма. Но в то же время он выходит за пределы «окна толерантности», когда можно говорить о снижении контроля сознания над действиями, вплоть до известных в правовой практике «состояний аффекта».

С одной стороны, вегетативная нервная система не поддаётся волевому контролю, а с другой — есть возможность повлиять на своё состояние опосредованно. Опосредованно, при помощи, во-первых, осознания и предвосхищения ситуаций, где возможны подобные реакции, во-вторых, используя определённый способ дыхания, чтобы воздействовать на «блуждающий нерв» парасимпатической нервной системы. Некоторое снижение эмоционального накала или успокоение помогает включить разум и действовать как-то иначе.

Сейчас предлагается широкий спектр способов канализировать (переработать, направить в другое русло) агрессию — от танца (или движения) до крика (не на кого-то, а «в воздух») и пения, от «листа гнева» до боксёрской груши, от счёта и медленного дыхания до резкого выхода из ситуации в другое помещение. Здесь можно подобрать тот вариант, который будет подходить вам наилучшим образом.

Однако, на мой взгляд, на первый план выходит понимание процессов возникновения гнева.

Именно перевод на уровень понимания и осознания является первоочередной задачей в работе с людьми, чьи вспышки агрессии влияют на качество жизни — и своей, и окружающих

Важно различать проявления гнева и злости, так как они совершенно про разное, хоть и схожи по проявлениям, и сейчас я попробую рассказать, о чём речь. В своих размышлениях я опираюсь на понимание злости и гнева моей преподавательницы, психолога О. М. Красниковой, которые мне импонируют.

Итак, гнев понимается как энергия, направленная на защиту своей личности, безопасности или чего-то важного и ценного для человека (например, источник любови, созидания, базовое доверие, надёжную привязанность, потребности) от вторжения извне, или, условно, зла.

Эта реакция не имеет возраста, она свойственна и младенцам, и взрослым людям (на то она и врождённая). То есть возникает внешняя угроза (объективное и/или субъективное восприятие события как плохого), и в ответ на неё поднимается защитный гнев.

Если бы гнев мог говорить, он бы сказал: «Мне больно, я не могу позволить причинить себе боль, я буду защищаться»

Понятно, что гнев каждого человека сказал бы что-то своё, но общий посыл — «мне больно, мне страшно». Здесь возможны три реакции по ситуации и индивидуальных особенностей: «бей, беги или замри».

Однако всем известно, что реакция гнева не приветствуется обществом (разве что это позволительно для воинов, чтобы защищать границы от неприятелей, захватчиков или преступников). Гнев порицается, осуждается.

Если мальчикам ещё как-то везёт с выражением гнева (им плакать не дают, а по-мужски поговорить с обидчиком — вполне), то девочкам и вовсе не положено (впрочем, девочкам разрешают пользоваться «диффузной разрядкой» или «слезами тщетности»). Выражение гнева не соответствует культурно обусловленным традиционным представлениям о качествах женщины.

В результате подавления гнева человек остаётся беззащитным перед влиянием этой внешней угрозы. Эту мысль очень важно запомнить, так как именно это имеет дальнейшее развитие и в паттернах проявления агрессии и по отношению к другим людям, и к себе.

Здесь зарождаются психологические травмы, формируются защитные механизмы, которые «справляются, как могут», а также формируется источник напряжения, «заряженности», триггеры. Как можно догадаться, когда человек попадает в какую-то похожую ситуацию или воспринимает её как похожую, или же узнаёт о ней из СМИ, например, то его, как говорят сейчас, «бомбит». То есть человек начинает испытывать непередаваемые неприятные переживания из смеси подавленного гнева, вины, стыда, страха, боли и других эмоциональных приправ. И ребёнок тоже.

Но мы помним про то напряжение, которое остаётся от возникшего конфликта между проникающей угрозой и невозможностью защитить что-то важное, то, на что она была направлена. Это напряжение выражается в раздражении, а раздражение выливается в агрессию — не только по отношению к окружающим, но и направленной на себя. Это могут быть физические формы насилия и психологические — в виде пассивной агрессии, обесценивания.

Таким образом, происходит трансформация защитного состояния в источник зла. И здесь голос состояния обвиняющий: «Вы плохие, вы мне мешаете, вы предаёте меня». Это внешний локус контроля, когда все события начинают объясняться только внешними факторами. Но, как и гневаться нельзя, так и злиться. Поэтому и эта злость тоже активно подавляется, прячется всё в тот же «заряженный» котёл, копится и тлеет там в виде…обиды.

Обида может быть многолетней, когда взрослые мальчики и девочки рассказывают о своих детских травматичных переживаниях в разных группах поддержки.

Однако однажды обида, которая набрала достаточно сил, находит выход в виде мести. При этом месть может быть и осознаваемой, и неосознаваемой. Голос мести — это «я отвечаю злом на зло». Отсюда появляются все эти: «она спровоцировала», «он сам этого добивался», «сам/а виноват/а». Здесь все проявления авторства насилия, пассивной агрессии, забываний, опозданий, неучитывания потребностей близких.

Очень часто и злость, и месть направлены не на изначальный источник боли, а на тех, кто слабее — это как раз про диспозицию власти в отношениях, так как автор насилия обычно наделён большей властью и пользуется ей. Месть может быть и по отношению к себе.

Да, оказывается, можно мстить себе: лишать отношений, возможности быть родителем, наказывать себя лишением еды, или, наоборот, лишним весом

Если со взрослыми мы можем накидать тысячу и один пример, то ребёнок, например, «мстит» отказом от еды, так как уже понял, что для мамы важно накормить его чем-то вкусным и полезным, «она старалась, а он…». Начинает истошно кричать по любому поводу, вызывая раздражение (ну, хоть так обратить на себя внимание). Да, конечно, детская месть, скорее, бессознательная, точнее, она обретает черты осознанности только с возрастом. В реакциях малышей больше непосредственности и меньше подавления (пока окружающие их этому не научили).

Таким образом, подавленный гнев приводит к развитию такого сильного источника напряжения, что он трансформируется в злость, которая, в свою очередь, при подавлении — в обиду и месть.

Вот пример такой трансформации в детско-родительских отношениях. Мама жалуется, что не справляется с детьми, срывается на них, может накричать или ударить по попе. То есть мама выступает здесь автором насилия по отношению к более слабым. Но как это произошло? Да, конечно, важно учитывать и те паттерны, которые были усвоены из родительской семьи, и личностные характерологические особенности, и особенности внутрисемейной системы, и другие важные факторы. Однажды мама очень устала, ей хотелось спать, только она задремала, как кто-то из детей разбудил, бесцеремонно забрался сверху и требует внимания.

Мама испытала гнев, так как испытывала большую потребность в отдыхе. Гнев и по отношению к ребёнку и к тому взрослому, кто допустил, что открыли дверь в её комнату. Но «на ребёнка же нельзя гневаться! Он же ребёнок, он не виноват, он просто хочет играть, он не понимает, а тому взрослому нужно сказать спасибо, что вообще помогает, вон, дал поспать пять минут». И вместо того чтобы сказать что-то вроде: «Да что же это такое?! Почему я не могу нормально выспаться? Ну-ка быстро вышли все из комнаты и до обеда не заходить! Я обещаю поиграть с тобой, но мне нужно сначала выспаться», чтобы защитить своё право на отдых и границы, мама проглатывает гнев, сдобренный чувством вины перед ребёнком за «такие страшные мысли» и стыда, что она «плохая мать».

Что происходит дальше? Дальше начинает копиться напряжение, но мама стойко его выдерживает, всё чаще и чаще испытывая раздражение от казалось бы милых детских шалостей. Это оголённые нервы, не поставленные вовремя границы, а это уже вопрос последней капли. Как правило, эпизоды разных форм насилия возникают или на уровне злости, или на уровне мести, но про это ниже.

Последняя капля «как я устала» переходит в «как вы меня достали». «Вы достали» — это уже «вы виноваты». Однако если и на этом этапе мама таки не срывается или частично подавляет злость, то возникает обида на ребёнка.

Да, в этот самый момент мама может на полном серьёзе обижаться на ребёнка любого возраста, в том числе и на младенца

Да, взрослый человек может с удивлением обнаруживать у себя обиду на ребёнка, и сильную. Но мы уже обсудили выше, что обида — это проглоченная злость (кстати, иногда на другой источник, например, на отца ребёнка, на не желающую помогать бабушку, осуждающую подругу/сестру или даже идеальную инстамаму).

Иногда эта обида может оказаться родом из собственного детства, тогда мама в этот момент становится психологическим ровесником своему ребёнку. Ну, и потом, это уже вопрос времени, когда и как эта обида трансформируется в месть, которая принимает весьма изощрённые формы и направленность, такие как «наказания с любовью», например…

Да, конечно, испытывать разные чувства нормально: «чувства всякие нужны, чувства всякие важны». Нормально и даже полезно печалиться, удивляться, испытывать отвращение, интерес, радоваться, гневаться и прочее. Однако важно, чтобы форма выражения таких ярких, хоть и краткосрочных в силу своей энергоёмкости, аффектов, как гнев, не причиняла реального вреда ни себе, ни окружающим.

Поэтому для меня важно не только дать клиенту какие-то психофизиологические способы влияния на аффект, как «листок гнева» или правильное дыхание, но и разобраться в причинах конкретного состояния, выделить те первичные эмоции, которые скрываются за выражением злости или обиды.

Осознание первичных эмоций — это только один шаг на этом непростом пути.

Весь путь укладывается с симпатичную мне схему модели НОКСА, где:

  • происходит подробный разбор ситуации вспышек гнева, злости или как следствия, мести;
  • происходит определение и называние того, кто ответственен за ситуацию;
  • осуществляется анализ взаимосвязи жизненного опыта клиента в целом и тем насилием, которое происходит сейчас;
  • происходит анализ краткосрочных и долгосрочных последствий совершаемого насилия для всех участников ситуации;
  • обучение альтернативному поведению в ситуациях, ранее приводивших к применению насилия.

Выход есть!

И если вы дочитали это до конца, то у нашего общества ещё есть шанс сопротивляться культуре насилия.

https://mel.fm/blog/viktoriya-naumova/38029-gnev-zlost-obida-i-mest-otkuda-u-roditeley-beretsya-negativ 


Размышления о подарках. В этом году основные подарки покупал папа, и, когда он мне озвучил, что приобрел, я несколько скептически отнеслась к этому, так как в них не было особой, о ужас, практической значимости. Ну, как же, подарок ребенку должен быть полезен - или развивать, или обучать, или поддерживать игру (с чем интересно играть) и подобное, а вот эти все "стоящие на полках" и подобные штуки - смысла не имеют.


Читать полностью

Зацепилась сегодня в одной группе за идею, что подростковый возраст детей для родителей - это как некий экзамен для родителей о том, как они справились с воспитанием детей, что-то про пожинание плодов, апогей родительства, дипломный проект. Это не только про детей, но и про самих родителей - то, с какими багажом и запасом мудрости и терпения они входят в новую жизнь с подростком, с которым неминуемы метаморфозы.



Читать полностью

Приглашаем в семейный анти-лагерь в пос.Магри сочинского района :) 
Идея - отдохнуть с пользой, так как основа поездки - это тренинг детско-родительских отношений (ДРО) по Г. Лэндрету.

Даты выезда сейчас обсуждаются в группе - или последние 2 недели июня, или первые 2 недели июля.

Ссылка на группу, где можно найти больше информации.

https://www.facebook.com/groups/1523822060974994/

Примерное расписание дня:
- 8.00-8.30 - зарядка
- 8.30 - завтрак
- 9.00-12.00 - море (игры с детьми, творчество - лепка, арттерапия на камушках)
12.00-17.00 - обед, тихий час, тренинг ДРО, досуг для неспящих детей
17.00-20.00 - полдник, море (игры, костер, творчество)
20.30 - ужин, сказка на ночь для детей
21.00 - отбой для малышей и желающих, "пижамная вечеринка" для взрослых :)
плюс можно добавить выезды в Туапсе, в Сочи, куда-то еще

А вот чему мы будем учиться. Каждый день будет группа для родителей на 1,5-2 часа, а начиная с третьего дня ежедневное домашнее занятие — поиграть с ребенком.
Стать психологом своему ребенку
Тренинг детско-родительских отношений

ДЛЯ КОГО ЭТОТ ТРЕНИНГ
Это программа для родителей, которые хотят научиться помогать своим детям. На ней родители осваивают особый метод психологической работы — игровую терапию.
Тренинг поможет родителям, которые: 
— переживают, что плохо понимают своих детей и не умеют/не любят играть с ними;
— видят, что детям тяжело, но не знают, как им помочь; 
— тревожатся, что общение с детьми как-то не ладится; 
— замечают, что частенько злятся на детей или не знают, как с ними договориться… 
…а также спокойным и счастливым родителям, которые хотят лучше общаться с детьми и больше о них узнать.
Встречи проходят без детей — на них мы тренируемся и обсуждаем, а дома пробуем все это с детьми.

КАКИМ ДЕТЯМ НУЖНА ИГРОВАЯ ТЕРАПИЯ
Игровая терапия помогает при трудностях с эмоциями и поведением: страхах, замкнутости, агрессии, «капризах». А еще — при адаптации к детскому саду, школе, переезду; после развода родителей или появления братьев и сестер.
Помимо этих специальных показаний, игровая терапия подходит для всех обычных детей от 2 до 12 лет — она способствует развитию и помогает разрешить трудности, которые есть у каждого.

ПОЧЕМУ ИГРА?
Игра для ребенка — это его речь, игрушки — слова. Ему проще выразить свои переживания и мысли в игре, чем словесно. Поэтому чтобы помочь ему, проникнуть в его мир, мы должны воспользоваться его языком — игрой.
Игровая терапия — такой метод специального построения игры, которые позволяет ребенку наиболее полно выразить и «проиграть» свои переживания.

ВЕДУЩИЕ:
Виктория Наумова — клинический психолог, нейропсихолог, игровой терапевт, многодетная мать.
Матвей Берхин — детский психолог, игровой терапевт, многодетный отец :)
Настасья Берхина (Nastasya Berhina) - PEKiP

Стоимость: 
- программа: 7000 с семьи (ДРО для взрослых, PEKiP для малышей)
- проживание: в зависимости от номера, от 1500 до 2500 тыс руб. в сутки за номер.
- питание: обсуждение в группе.

Все мы знаем про такое вот деление на "естественников и гуманитариев", "физиков и лириков", объясняя свои успехи в одной области, и умаляя способности в другой. От родителей детей уже старшего дошкольного возраста можно услышать про некоторые склонности и особенности, которые они наблюдают у своих детей. Иногда независимо от своих собственных способностей, иногда в противовес "я думал, он тоже будет хорошо решать задачи, как я, а он вообще ни бум-бум", иногда в сравнении с собой "он в меня, тоже гуманитарий".


Читать полностью

Новогодняя ёлка для малышей "Подарки Деда Мороза"
6 января 2017 года (сеансы 11.00, 13.00 и 16.00)
Клуб "Замок", г.Раменское, ул.Арктическая д.1
~ ~ ~ ~
Каждый год мы готовим новогоднюю сказку для самых маленьких зрителей. Все наши ёлочки отличаются уютом и спокойной праздничной атмосферой, где малыши с удовольствием радуются новогоднему чуду и общаются с Дедушкой Морозом 🎄✨ Ведь для кого-то это может быть самая первая встреча и знакомство с добрым волшебником!

На новогодней ёлочке мы покажем вам кукольный спектакль по мотивам м/ф "Котёнок Гав". Как и всегда, сказка интерактивная, и малыши все время принимают участие в приключениях героев. В конце сказки для малышей устроим настоящий ☃❄ снегопад - бумажное шоу, и конечно же Дед Мороз лично подарит каждому малышу 🎁 подарок.
~ ~ ~ ~
Стоимость билета для мамы и малыша с подарком 1 300 рублей.
Заказать билеты можно любым удобным способом:
☎по телефону 8(925)727-8871 и 8(916)257-0566
✉по почте teatrbibabo@gmail.com

www.bi-ba-bo.info


Оговорюсь сразу, что в этой зарисовке мы не будем манипулировать понятиями "раннее развитие", так как под этим можно понимать различные состояния. Если оно осуществляется в рамках психофизиологических возрастных возможностей плюс в зоне ближайшего развития, то это, наоборот, создает прекрасную психофизиологическую основу для подрастающего человека. Мы не будем делать анализ различных развивающих систем, их плюсы и минусы - подобных обзоров достаточно. Сфокусируемся на том, когда же ребенок готов начинать писать и читать, и что происходит, если сделать это раньше.

Краткий нейропсихологический ликбез. 
Речь - это специфически человеческая психическая функция представляет собой сложную деятельность, процесс общения с помощью языка, подразделяющийся на различные виды и формы. Речь формируется у ребенка по мере овладения языком, проходя несколько этапов, постепенно разворачиваясь в систему средств общения.

Выделяют импрессивную (процесс понимания устной и письменной - чтение) и экспрессивную (процесс высказывания устно и письменно) речь. Они, в свою очередь, включают в себя несколько речевых функций, мы не будем останавливаться на этом, отметим, что речевая система - это очень сложная, многофункциональная, имеющая множество характеристик суперсистема. А сложность ее обусловлена тем, что каждая их этих подсистем имеет свои сроки формирования в процессе роста и развития ребенка и автономность.

Отметим, что понимание устной речи и устных высказываний формируются уже к 2-3 годам, а формирование чтения и письма как осознанной деятельности происходит существенно позже, что так же находит свое отражение и в сложнейшей мозговой организации. Так же, в этой суперсистеме принимают участие все анализаторы (зрительный, двигательный, слуховой, тактильный и др.), каждый их которых вносит свой весомый вклад в основы речи. Поэтому нарушения речи столь многообразны и отличаются по своему характеру, относительно того, где именно произошло то или иное поражение или недоразвитие.

Развитие устной и письменной речи резко отличаются. Обусловлено это тем, что усвоение устной речи происходит путем подражания речи взрослых, и длительное время остается неосознанной, непроизвольной. Возникающая произвольность в момент обучения чтению, развивает навык до автоматизма, сворачивая этапы, необходимые в начале пути. Тогда как письменная речь изначально осознанна, так как требует высокой произвольности и происходит в процессе специального обучения, автоматизируясь по мере отработки навыка.

Когда ребенок только начинает осваивать письмо, ему необходимо сосредотачиваться и на том, как он пишет букву, что это за буква (из каких элементов она состоит), где она расположена в пространстве листа, в какую сторону ее нужно записывать, какая последовательность букв в этом слове. Ребенок, записывая слово, очень внимательно слушает его, проговаривает его шепотом или вслух, старательно записывает букву. В дальнейшем, исполнение замысла написать слово или фразу, сопровождается не только необходимостью сохранить последовательность букв или фраз, правильностью написания, но и оттормаживание всех посторонних явлений: предвосхищений (вместо "стол" - "слот" или "солт"), перестановок букв (вместо "привет" - "рпивет"), пропусков (вместо "книга" - "кига"), повторений (вместо "молоко" - "мололоко") и др.

Грубо говоря, и подкорковые структуры, и кора полушарий, должны иметь достаточный уровень своего развития, чтобы обеспечить выполнение трех этапов письменной речи: анализ звукового состава слова (фонемы), перевод в соответствующую букву и ее графическое изображение.

Чтение же начинается с анализа графического изображения, переводя в звуковые структуры и кончается усвоением написанного.

Мы не будем рассматривать ситуации каких-то серьезных поражений, так как там будут уже свои особенности в зависимости от локализации, требующие длительной и целенаправленной коррекционно-педагогической работы. Но остановимся на ситуациях, когда возникают те или иные сложности в процессе освоения чтения и письма у относительно здорового ребенка.

Хочу очень коротко обратить внимание на некоторую особенность созревания ГМ с точки зрения нейропсихологии, которая даст нам некоторое понимание о том, как это все устроено.

Схематически это можно изобразить в виде домика, где фундаментом будет первый блок, энергетический (это подкорково-стволовые структуры, дозревающие к 1 году). На нем выстраивается здание - второй блок - операциональный (кора полушарий, дозревает к 7 году), где каждый кирпичик кладется в свое время, по мере готовности, и крыша (кора лобных долей полушарий, дозревает к 14-15 годам) - третий блок, основные задачи которой программирование, регуляция и контроль. Если по каким-то причинам, то как, родовая травма, какие-то проблемы во время беременности, умеренная асфиксия в родах, происходит незначительное поражение какой-то части ГМ (мы не рассматриваем случаи тяжелых поражений), то весь этот домик, без какой-то адекватной поддержки, начинает строиться так, как может. Зачастую никак не отражаясь на интеллектуальных возможностях, "выдает" сложности на разных уровнях, соответственно очагу поражения - "где тонко, там и рвется". Если это на уровне "фундамента", то весь домик будет претерпевать изменения, приспосабливаясь к тому, что есть, компенсируясь и за счет активного развития ГМ, и за счет соседних к очагу зон. В моих предыдущих вторничных статьях я уже описывала симптомы этих поражений.

А что же происходить с этим "домиком", когда намеренно делают акцент на развитие чего-то определенного - например, обучают чтению в 2 года или письму в 3? Если от мозга требуют выполнение задач, к которым он еще не готов, он начинает адаптироваться, находя другие пути выполнения задачи, за счет чего-то другого, в силу того, что энергетического потенциала не хватает и на обеспечение такого сложного процесса, и на развитие каких-то других навыков и умений. Или, попросту, ребенок устает. Если смотреть на домик, то в результате происходит искажение в развитие, где, при хорошем изначально "фундаменте", часть стены оказалась на уровне 9 этажей, а часть - на 2-3. И на всем этом будет как-то располагаться "крыша".

Как мы уже успели заметить выше, и чтение, и письмо на этапе своего освоения требует осознанности и произвольного внимания, серьезных усилий и участия практически всей суперсистемы. Самый подходящий возраст для того, чтобы начать знакомиться с чтением и письмом - это старший дошкольный, начиная с 6 лет. Оговоримся здесь, что это при условии, если ребенок сам не был инициатором изучения букв раньше. Следует отметить, что стойкий интерес к изучению букв у ребенка стоит, все же, поддержать, даже если ему еще нет 6-7 лет.

Идея в том, что "дозревший" мозг очень быстро усваивает необходимые навыки, необходимые для чтения и письма. Ему не требуется уже стольких усилий, не нужно тратить много энергии, в том числе и для того, чтобы достаточно продолжительное время сосредотачивать внимание на деятельности, что является обязательным условием.

Как же можно помочь ребенку в освоении чтения и письма?
- создать мультисенсорную среду для малыша первого года жизни, ласкать, любить, носить на ручках, ходить вместе в бассейн, двигаться, плавно танцевать;
- в 2-3 года и далее - стимулировать и поддерживать любые двигательные игры, пальчиковые игры, развитие эмоционального интеллекта, предлагать материалы для творчества, слушать музыку, учить вместе песенки, много читать малышу его любимые книжки, аудио-сказки;
- в 4-5 и далее - движения, гимнастика, элементы танца, элементы акробатики (гибкость, ловкость, координация движений и т.д.), заучивание песенок, стихов, совместные танцы, рассказывание друг другу сказок и историй, слушание музыки, конструирование, элементы проектирования, много читать вслух, слушать аудио-сказки, детские спектакли, участие в каких-то мероприятиях, знакомство с несложными музыкальными инструментами, развитие эмоционального интеллекта;
- в 6-7 лет - кроме всего того, что было в предыдущем пункте, в интересной игровой форме знакомство с буквами, лепка букв, изображение телом, прописи, которые можно начинать не с самих букв, а с различных узоров, завитков, крючков, закорючек, не форсируя события. По мере освоения двигательного навыка, начинать писать буквы и слоги, формируя слова, постепенно переходя на списывание текст, написанного прописными буквами; чтение постепенно со слогов, переходя на полное слово, предлагать ребенку самому выбирать интересные книги для чтения из доступных для его уровня, разрешая любой объем, который он сам для себя определит на день занятия, обсуждать прочитанное в непринужденной форме - не столько по содержанию, а сколько по форме, некоторый анализ текста.

Короткая зарисовка из практики. Утрата маленького ребенка.

Когда погибает ребенок, не важно какого возраста, для родителя, вне сомнений, это безбрежный океан душевной боли. Иногда есть возможность к этому немного подготовиться, если ребенок болел, а иногда это происходит внезапно, когда еще несколько минут назад жизнь была счастливой и полной надежд. Но, в любой ситуации, смерть ребенка - это страшное и неестественное событие, семейная трагедия, так как нарушает естественный ход жизни.

В этой зарисовке хотелось бы затронуть первые месяцы после утраты, когда боль от потери еще так велика, будто не будет ей конца. Так же, речь будет идти о совсем маленьких умерших детях, до года. 

В своей работе я нередко сталкиваюсь с искажением переживания горя. Т.е. конечно человек вправе горевать так, как он может, и все это достойно уважения. Но, все же, есть некоторые особенности, которые вместо так называемой работы горя, выстраивают стену психологических защит, результат которых может отражаться и на телесном уровне, и на психоэмоциональном. 

В первую очередь я говорю здесь про невозможность разрешить себе переживать, обесценивание события, желание как можно скорее "жить и мыслить позитивно", "скорее вернуться к обычной жизни". 

К сожалению, так не получится. Непережитое горе даст о себе знать - или в виде каких-то заболеваний, или в виде невозможности отпустить ситуацию. Особенно тяжело это может отразиться на ребенке, беременность которым произошла вскоре после потери. Очень надеюсь, что скоро выйдет большая статья о "ребенке заместителе", так что, пока на этом останавливаться не будем. 

Один момент, о котором поговорим - это временные рамки переживания. Есть ли они вообще? Когда же станет легче? Лечит ли время? 

Увы, отсутствие культуры горевания в современном обществе, заставляет горюющего "брать себя в руки" как можно раньше. Если его могут особо "не трогать" в первые 2-3 месяца, то потом уже ожидают, что он постепенно вернется в свое состояние до потери. 40 дней прошло, ну, еще неделя, а потом уже все, "держи себя в руках", "у тебя уже есть дети, о них и позаботься", а если возраст еще позволяет, то "еще одного ребеночка родите". 

И родители честно стараются - пытаются сохранять социальную активность, быстрее возвращаются к работе, едут в отпуск, планируют другого ребенка. Только вот почему-то появляются серьезные и даже навязчивые опасения по поводу жизни и здоровья своего или своих детей, иногда переходящих на уровень панических атак. Невозможность отпустить детей одних гулять, даже если они уже большие, или же воображение неминуемо рисует красочные сцены гибели или увечий, если ребенок (даже взрослый) не отвечает на телефонный звонок больше 2-3 раз. 

Верующий человек может с ужасом обнаружить, что гневается на Бога, что обижен на Него и обстоятельства, и на тех, что так или иначе был рядом в момент гибели ребенка. Невозможно вспоминать погибшего ребенка без боли, поэтому о нем вообще стараются не думать, или же, наоборот, думают только о нем, забывая о минимальной заботе о себе. 

Также, это непрекращающееся чувство вины, что сделали или не сделали что-то, что привело к печальному событию. Оно медленно но верно разъедает изнутри, "тормозя" другие важные переживания, затмевая все собой, приводя к развитию так называемого патологического горя, когда спустя годы боль потери так же остра. 

Время действительно лечит, но не самим фактом своего прохождения, а тем, что только спустя время, когда работе горя ничего не мешает, возможно облегчение. Не следует ожидать, что станет легче через 40 дней, или через 3-6 месяцев, только потому что прошло это время. 

Важно разрешить себе чувствовать все, что приходит. А верующему человеку понимать, что и его вера так же может претерпевать серьезное испытание, переоценку. Это только спустя время получится по-другому посмотреть на ситуацию, но сейчас злиться или обижаться на обстоятельства и Бога - это только некоторая необходимая часть этого пути. И потом, как не гневаться, если смерть ребенка - это ненормально, ужасно и бессмысленно. "За что?" На это нет ответов. Но точно не за "грехи отцов", здесь не найти никаких объяснений. Это чудовищное стечение обстоятельств. 

Чувство вины - это то чувство, которое, наверное, до конца не может быть пережито, оно останется в каком-то объеме навсегда, но, все же, и его можно немного облегчить, если разделить объективно реальную вину и то, что к Вам вообще никакого отношения не имеет. Невозможно нести на себе весь груз ответственности за потерю. Да и потом, проконтролировать все невозможно, подстелить везде соломку тоже. Иногда жизнь другого человека зависит не от наших усилий или умений, а от рокового стечения обстоятельств - то как, пьяный водитель или разбитая дорога.

Если позволять всем чувствам быть, то эта острая боль постепенно утихает, оставляя после себя тихое принятие события, смирение с ним, светлое воспоминание о ребенке, возможно, переоценку ценностей, обретение смысла в страдании. Для верующего человека - это еще и осознание, что разлуки не будет, что, в конечном итоге, родители и их ребенок воссоединятся в свое время. 

Но для этого должно пройти время. Феноменологически, это первая годовщина, иногда чуть дольше - когда все эти чувства имеют полное право быть, их важно разрешать себе, оплакать сполна, а близким горюющего - не требовать или не ожидать от него быстрого возвращения. Дорогу осилит идущий.

Игровая психотерапия THERAPLAY (1-12 лет).

Цель: так как принципы работы основаны на теории привязанности Боулби и представлении об эффективном взаимодействии родителей с детьми, то целью терапии становятся улучшение отношений в детско-родительской паре, формирование "достаточно хорошего" родительства.

Какие признаки того, что диада родитель и ребенок нуждаются в помощи:
- родители занимает позицию сверстника или ребенка, не способен устанавливать границы, делегирует какие-то важные решения ребенку, если родитель в учительской позиции, взаимодействие хаотично и дезорганизовано, ребенок постоянно настаивает на том, чтобы делать все по-своему;

- если родитель слишком отстранен, соблюдает большую психоэмоциональную дистанцию; не может оставить ребенка одного, выполняет за него посильные ребенку задания; ребенок сам дистанцируется от родителя, не позволяет быть ближе, игнорирует родителя; родитель нечуток к ребенку, проецирует собственные чувства ребенку, не осознает его чувства; родитель или слишком серьезен, не разрешая играть, или, наоборот, у самих игривость преобладает на стремлением выполнить задание;

- если родитель воспринимает ребенка слишком маленьким; воздерживается от удовлетворения потребностей ребенка; родитель просит ребенка позаботиться о нем, не распознает признаков напряжения и дискомфорта; ребенок слишком прилипчив к родителю, не позволяя уйти, мрачен, беспомощен, полон страхов;

- если родительские ожидания завышены или занижены, родитель избегает создавать ситуацию решения задач, или, наоборот, склонен к соревновательности с ребенком; ребенок сам ожидает слишком многого от себя, не признает или обесценивает какие-то достижения, или родитель не признает или обесценивает усилия ребенка.

Почему подходит игровая терапия Theraplay?
Относительно краткосрочный курс (до 25 встреч), направленный на улучшение отношение в диаде. Игры в рамках этого метода построены на теории привязанности, подразумевают активную вовлеченность в игру сначала терапевта, а затем и родителя. Во время игры моделируется "достаточно хорошее" родительство, необходимого для формирования надежной привязанности.

Основные принципы подхода: 
- интерактивный и базирующийся на отношениях
- непосредственный опыт
- взрослый ведет
- гибкость действий взрослого, созвучность, эмпатичность ребенку, игривость
- довербальный уровень взаимодействия (телесность, ощущения)
- мультисенсорность

Первичная консультация с родителем происходит по скайпу, где мы обсуждаем все особенности работы, если мы понимаем, что не подходим друг другу, я порекомендую кого-то из коллег. 
Стоимость одной встречи  – 2000 руб, 30-50 минут.
На данный момент, работа возможно только дома у ребенка. Только по Москве, САО, СВАО, СЗАО
Если Вы чувствуете необходимость в такой работе, пожалуйста, пишите в скайп viks-roma, или на телефон/воцап – 89262064197