Загрузка...
     

Сказка. В ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ЛЕТА

01.09.10, 16:09

Чудо в последний день лета.

 

Недалеко от маленького городка, в лесочке, жила девочка. Звали ее Рада. От того, что всему в этом мире она радовалась: и солнышку, и речке, и травке, и каждой букашке, и птичке, и зверю. И людям девочка тоже радовалась. Всем без исключения: и добрым и злым, бедным и богатым.

Рада росла одна. Где ее мама и папа никто не знал. Все что было у девчушки, - так это крошечный домик и огромное сердце. Жители соседнего городка иногда навещали Раду, помогали, кто чем мог. Однако, малютка и сама недурно справлялась. С раннего детства она привыкла вести хозяйство. Сама огородик разбила, и выращивала там овощи. В лесу собирала травы, грибы, ягоды и орехи. Сушила их. Сама заготавливала дрова на зиму, сама крышу чинила, ежели та прохудится. А еще была Рада рукодельницей искусной. Из бересты и прутьев мастерила она вещицы разные, в быту пригодные. Свои поделки относила на городской базар, а там продавала или меняла на продукты, книги, или пряжу для вязания. Рукоделием она обычно промышляла зимой, в холода.

В городке говаривали, что если у этой девочки купить носки теплые, то любая хворь проходит. А шапочки, шарфы да рукавицы и близко не подпустят мороз к телу.

Гостям в своем домике Рада всегда была приветлива. Не было для девочки большего счастья, чем путник случайный. Она его и обогреет, и накормит, и чаем вкусным угостит. А потом долго слушает, не перебивая. У каждого гостя своя история, неповторимая. Интересно это было девочке.

Так она и взрослела. Встречала весны с перелетными птицами, загадывала желания, отыскав первый подснежник. Радовалась летнему теплу и гостинцам лесным. Любила осенние дождики, пасмурное небо и опадающую золотую листву. Восторгалась зимним спокойствием и снежной чистотой искристой.

В городке говорили, что красавицей стала наша Рада. Да только свататься пока никто не спешил, - слишком хорошей она людям казалась. Иные парни боялись получить отказ, вот, и не решались звать Раду замуж.

Раз к отшельнице попросилась на ночлег одна путница. Девица некрасивая и грубая, но вид у нее был такой жалкий, что Рада не раздумывая ее приняла к себе. Гостья назвалась Бузой.

- Странное имя, - подумала Рада, - но чем оно хуже других?

Одна ночь прошла, другая, неделя..., - а Буза все не уходит. Рада была вежливой девушкой и гостеприимной, поэтому не торопила постоялицу покинуть свой домик. Правда, тяжело было Раде. Ее гостья ничего не делала, по хозяйству не помогала, а ела в три горла. Поправлялась, как на дрожжах. Но самое страшное было то, что все время Буза только жаловалась, да причитала. И дня не проходило, чтобы нахлебница не сетовала на жизнь: и это ей не нравиться, и то. Не нравилось, что солнце слишком ярко светит, снег уж больно бел, а дождики мокрые.

Бывало надуется Буза аж с самого утра, и сидит сиднем, как сыч, в избе целый день. Только и делает, что Раду поторапливает с обедами и ужинами.

Так прошло два года. А на третий год выдалось неурожайное лето, и очень холодная зима. Так одна бы Рада еще справилась, но прокормить нерадивую соседку было тяжело. И днем и ночью Рада что-то мастерила, шила, вязала. Все руки исколола спицами, да иголками. Однако средств все же не хватало.

И, вот, как-то Буза, доев последние запасы, вдруг заявила Раде:

- Послушай, подруга, а, ведь ты уже девица на выданье. Тебе замуж выходить пора. Смотри, засидишься в девках, - потом никто не возьмет. Да и муж твой помогать нам будет. А то, никак не выжить нам одним. Я бы может и сама замуж-то пошла, да только кому я такая некрасивая нужна?

Рада пока не хотела замуж. В тех книгах, что она читала, говорилось, что вначале нужно влюбиться в избранника всем сердцем, - а это пока Рада не чувствовала. Но почему-то слова Бузы заставили ее призадуматься. Еще много дней Буза возвращалась к этом разговору, пока, наконец, не услышала обещание от Рады, что первый, кто посватается, тот и будет мужем. Тут же Буза побежала в город, и пустила слух о том, что, дескать, Рада ждет не дождется своего суженого. Молва разнеслась быстро.

Первый жених не заставил себя ждать. Горделюбом звался. Высокий, статный, плечистый, но в такой же степени, гордый и заносчивый юноша. Рада ему приглянулась, от того что слыла она в народе красавицей, да хозяюшкой хорошей.

- Отчего бы на такой не жениться? - подумал Горделюб. - Только, вот, приданого у нее нет, но говорят, девица эта скромная, так что я в накладе не останусь.

 

Рада сдержала свое слово перед Бузой, и приняла предложение Горделюба.

Ну, значит, зовет жених в свои хоромы, что в городе, Раду жить. А той так горько расставаться с лесом, с обитателями его, и со своим домиком. Да, только что поделаешь. Не переезжать же богатому мужу в крошечную хатку на опушке.

Только, вот, что с Бузой делать? Как ее одну оставишь. Пропадет, ведь. Жалко ее Раде стало. А Буза канючит:

- Уговори Горделюба и меня с собой взять. Скажи, что сестра я твоя, что без меня никуда не поедешь. Он не отвертится.

Хоть, Рада и не могла полюбить всем сердцем своего жениха, а, все ж, питала к нему искреннее уважение, и не хотела просить о такой услуге. Но Буза стояла на своем:

- Потребуй, чтоб меня взял. Он не посмеет отказать.

Вот, и поддалась уговорам Рада.

 

Горделюб пожал плечами, но согласился. А про себя подумал:

- Две хозяйки у меня будет, - чем плохо ? И ежели вторая девица, такая же умница как и сестрица, то не худо это. Да, и люди про меня плохого не скажут, что, мол, женову сестру в чаще одну не оставил.

Уж очень хотел Горделюб благородным в народе зваться.

 

Говорили, что свадьбу пышную сыграли. Только гости-то в большинстве своем со стороны жениха, а с невестиной — никого нет. Рада-бедняжка, хоть, и улыбалась, и приветлива была ко всем приглашенным, но даже не наметанному глазу было видно, что девушка печалится. И каждый, ведь, понимал, о чем она кручинится, - но ничего не поделаешь, такова жизнь. Мол, ну где еще бедная сиротка хорошего жениха найдет. Чай, не толпились они у ее дверей. А так, и муж видный, и хоромы отменные. И не на опушке, а прям, в городе, - в самой середке, до всякого места рукой подать. А то, что не люб он ей, так это не беда, - поживут малость, и стерпится-слюбится, никуда девка не денется.

Так и получилось, что Раде теперь и впрямь деваться некуда было. Да, только «стерпится-слюбится» не вышло. Лишь «стерпится», а «слюбится» все не приходило. Год она ждала, другой, на третий совсем тяжко стало. Кабы ребеночка Господь послал, - так может легче оно стало. Но малыш никак не зарождался. Дети же, - они в любви должны появляться, а ежели меж родителями чувств больших нет, то и детки не спешат к ним.

То, что дом большой, так это не радость, а наказание, ежели ты один хозяйство в нем ведешь. А Рада и вела. Чего ради, - не понятно. То и дело в дом гости наведывались на обеды, да ужины званные. И не один или два, а целой ордой являлись. И все, сплошь, люди видные, да влиятельные. Только не интересны они Раде были. Говорила, ненастоящие они какие-то, - недолюди. Горделюб обижался. Ему они льстили, и власть помогали укреплять. Просил муж Раду, хоть к началу трапезы появиться, чтобы он перед всеми похвастаться мог молодой красивой женой. А потом — делай, что хочешь. А что уж тут захочешь: только посуду перемоешь, кастрюли начистишь, и уже пора к новому приему готовиться. Одно утешение у девушки осталось с прежних времен. Любила она за рукоделием посидеть. Пусть и часик, а все же отдушина.

Буза пуще прежнего обленилась. Все на спасительницу свою свалила. А сама барыней расхаживает, с Горделюбом беседы долгие ведет. Даже похорошела малость. То, что она никакая и не сестра Раде, так и не сказала. Да, признаться, Горделюба это не особенно волновало. Он в Бузе свою союзницу нашел. И теперь вмести они обсуждали Раду, дескать, могла бы и по приветливее быть и по улыбчивее. И эти двое голубков так спелись, что перестали даже замечать Раду. Труд ее тяжелый, рутинный. А она начала болеть. То ли от хлопот домашних, то ли от тоски тягучей, - но как-то стала она хандрить. Покуда хворь ее не сильно донимала, Рада как и прежде все на себе тянула. Ну а когда совсем слегла, то и хозяйство стало, как вкопанное.

Тут уж Горделюб и Буза заметили, что Рада пластом лежит, с кровати подняться не может. Вся бледная и сухая, точно бумагой шершавой обернута. Улыбки и след простыл, а глаза пустые и колючие. Понял нерадивый муж, что дело дрянь. Забеспокоился. Но не любовь им руководила, а то что в народе молва пойдет нехорошая, и карьере его вредить будет. Решил он с Бузой посоветоваться как Раду вылечить. Сестра вроде, - должна знать, чем помочь. А приживалка как захохочет, что аж мурашки по коже. И глаза сверкают молниями.

- Я, - говорит, - ничем помогать не собираюсь. Я этого момента долго ждала, все соки из Рады сосала, потому что с первого взгляда ее красоте и добродетели позавидовала. Одной надеждой жила, что когда-нибудь эта девчонка с ног свалится. А еще имя мое полное, - Обуза. И так оно и есть. И тебе, милок, лучше пообещать мне, сию минуту, что после скорой кончины женушки своей, ты на мне женишься, и наследницей сделаешь всего своего состояния. Иначе, и тебе несдобровать. Ведь я ведьма знатная.

Горделюб, хоть и видный был, и власть имел, - да только воли ему недоставало. Побоялся он Обузе перечить. Решил дожидаться, когда супруга скончается. Но Рада тот разговор слышала. Собрала она оставшиеся силы, и убежала из проклятого дома к себе в лес. Теперь, когда Обуза жениха себе заимела, - Рада для нее не помеха.

 

За три года, что девушка в городе жила, избушка ее вконец обветшала. Крыша прохудилась, стены потрескались, окна побились. Зато, это все такое родное и близкое. И лучше уж здесь умереть, чем на чужбине.

 

Однако, в городе некоторые люди стали волноваться. Рада имела обыкновение быть со всеми открытой и доброжелательной. Дружила с дворниками, что встают ни свет ни заря, и город прибирают. Любила разговаривать с садовниками, которые знают язык цветов. Со строителями и ремесленниками она делилась опытом, который получила, живя одна в лесу. Всегда она находила приветливые слова для тетушек, что в лавках торгуют. Они ей в матери годились, поэтому любили девушку, как родную.

Одна такая, тетушка Мила, была особенно добра к Раде. Они были знакомы много лет. У тети Милы все дети и внуки ходили только в носочках и шапочках, что Рада связала, а Раде нравилось молоко и творог от бурой коровы Нюры, которую добрая тетушка держала. Даже Горделюб пристрастился к сметанке, и просил покупать тольто ту, что Нюрка дает.

И про то, что замужем Раде худо, Мила тоже знала, - да только что она поделает, - своя семья на шее висит. Бывало, поговорят, пожалуются друг дружке, - и то легче.

А тут, нет девушки, не приходит за молочком уж какую неделю. Заволновалась Мила. А как узнать, что произошло? Дом Горделюба рядом, - но не пустят ее туда, даже на порог. Уж, больно он нос задирает. А в лес идти — далеко, не может Мила хозяйство свое надолго оставить, иначе Нюрка перепугается, и доиться перестанет. Тогда большое семейство Милы голодным сидеть будет.

 

Однако же, сказка моя только расцветает, - вот-вот распустится и начнет благоухать, словно роза. Ты уж обожди, милый читатель, немножко осталось до развязки. Оставим пока одну бедняжку Раду в ее домишке. Дадим ей немного отдохнуть от нашего внимания.

 

На ту пору, забрел в этот городок один лекарь странствующий. Паренек смекалистый. Моложавый, но не юнец. Хотя, сколько лет ему, он и сам позабыл. Звали лекаря Здравич. Он окончил высшую докторскую школу и университет, но диплома так и не получил, потому что на экзамене начал спорить с профессором. Как вы себе это представляете: пятнадцать лет не вылезать из-за парты, познавая все премудрости науки, составленной тысячами мудрецов за десять тысяч лет, и потом все коту под хвост из-за одного странного вопроса.

Дело было так:

Здравич, как и положено, тянул билет, быстро подготовился, и тут же ринулся отвечать. Он блестяще рассказал все, что от него требовалось, даже больше. Десять профессоров-экзаменаторов, переглядываясь друг с другом, не могли сдержать восторга. Перед ними стоял отличник, и перспективный доктор. Девять профессоров во главе с самым главным, - десятым профессором Умниусом (которого знал и уважал весь мир), дружественно пожали руку выпускнику. Однако, сам Здравич, почему-то не радовался, и не спешил уходить из аудитории.

- Скажите, профессор, - спросил он самого главного, - я пятнадцать лет постигал все тонкости нашего дела, много читал, ставил опыты и практиковал сам, насколько мог. Я уважаю, все эти изыскания. Мне известно по каким крупицам собирались знания в области медицины. Какой титанический труд был приложен нашими предшественниками. Но я не могу избавится от одного вопроса, мучающего меня. Вот, только не знаю с чего начать?...

- Ну, не томите нас, Здравич! - улыбался Умниус, поглаживая рукой длинную седую бороду. Профессор предвкушал очередную удачную возможность блеснуть своим неисчерпаемым умом перед присутствующими.

- Так вот, профессор, - продолжал Здравич, - изучая разные болезни, я пришел к выводу, что лучше их не допускать вовсе, чем потом прибегать к лечению. И у каждого человека есть потенциал и силы, чтобы это сделать самостоятельно. Болезнь — это всего лишь ответная реакция организма на какое-то неправильное действие, или ложь. Однако, живя более сознательно, можно навсегда избавиться даже от самых ничтожных болезней, причем, на корню. И нужно учить людей с этим справляться, - тогда в нас, докторах отпадет всякая необходимость. И, получается, что не так уж мы и значимы, какими хотим казаться.

 

Умниус не сразу понял, что хотел сказать Здравич, но когда, наконец, осознал, то так рассвирепел, что стал похож на демона. Лицо его, обрамленное белоснежной бородой, как багетом, стало пурпурным. Ноздри раздулись, брови изогнулись коромыслами, и взлетели вверх, переместившись на середину лба. А в глаза лучше и вовсе не смотреть, - мигом испепелят. Вся статность и чопорность профессора слетела, как перышко, и сменилась не угасающей яростью. Умниус нервно сжимал кулаки и тяжело прыгал на месте вокруг себя, выкрикивая отдельные фразы, которые, в большинстве своем, трудно было разобрать, но четко слышалось: «ДА КАК ТЫ ПОСМЕЛ...!», или «НЕ БЫВАТЬ ЭТОМУ!..»

Никогда еще свет науки не наблюдал такого зрелища. Остальные девять профессоров притихли, как мыши, боясь попасть в опалу к бушующему Умниусу.

Один только Здравич был спокоен и невозмутим. Юноша ничуть не жалел, что задал этот роковой вопрос. Наоборот, он понял, что на верном пути. Однако, идти по сей дороге, ему придется одному, потому что даже тот, кого он уважал и почитал выше родного отца, совершенно не оценил тягу студента докопаться до самой сути. И дело вовсе не в том, что Здравич умнее профессора, а в том, что Умниусу (как впрочем, и другим профессорам и докторам науки) нравилось такое высокое положение своей персоны. А предположение, будто они не нужны обществу, их здорово оскорбило.

Но Здравич, же, напротив, был равнодушен к почестям и славе. У него были вопросы, и он хотел найти ответы на них, во что бы то ни стало.

В порыве гнева, Умниус разорвал зачетку, в которую несколько минут назад поставил «отлично», и проклял Здравича: что, мол, пока он, Умниус, жив, - не видать Здравичу звания «доктора медицины».

 

 

Вот так это и было. Судите сами: может ли наш юноша называться доктором или нет. Но для Здравича это не имело никакого значения. Он свое решение принял, и отправился в странствие по свету. Куда идти, в сущности не важно, поскольку, пока еще немногие из людей могут со своими болезнями сами справляться.

Была у лекаря еще старенькая свирель. Он любил музыку не меньше науки, и часто упражнялся на инструменте. Иногда даже сочинял какие-то мелодии, но не находя их совершенными, тут же забывал.

- Вот бы, - мечтал Здравич, - сочинить такую песню, чтобы тот, кто услышит ее, мигом исцелялся.

Но это были лишь мечты, так как, во время путешествия по миру, времени на музыку почти не оставалось. Поскольку, по призванию, и по сути, пусть и без диплома доктора, Здравич был таковым. Он неустанно лечил всех, кто ему попадался на пути. Не гнушался даже самых страшных болезней. Лез в пекло, делал свою работу врача. Денег за услуги он никогда не просил, но ежели сами исцеленные давали, то не отказывался. Однако, брал ровно столько, чтобы хватало на еду и дорогу, но не больше. В каждом городе, который Здравич посещал, его просили остаться жить навсегда. Хороший доктор на вес золота. Но, вот, какое новое открытие сделал странствующий знахарь: чем больше людей лечишь, - тем больше они болеют. И чтобы не соблазнять людей возможностью безнаказанно хворать, - Здравич долго в одном месте не задерживался. Ну, а жители этих городов, обижались на него, оттого, что не понимали.

Так он путешествовал несколько лет. Сколько? - точно не считал. Его календарем были болячки и хвори, и, лишь по ним Здравич ориентировался. Пустячные болячки обычно были в понедельник, потом, ближе к выходным, они усиливались, сменяя друг друга, как разноцветный калейдоскоп. В пятницу, и после праздников, как правило, самые тяжелые случаи. А в субботу происходили курьезы, то есть хворь, полученная по глупости, и лечащаяся путем выправления мозгов, нежели таблетками.

В воскресенье люди болели не охотно, тем самым давая, хоть, день Здравичу на отдых. Вот тогда юноша и музицировал на свирели.

 

Надеюсь, читатель не обидится на то, что я так подробно знакомила Вас с лекарем. Как Вы уже догадались, Здравич тоже наш главный герой, - и посему, ему отдельное место. Ведь, если упустить причину, по которой Здравич оказался в таком положении, то Вы решите, будто юноша по незнанию завалил экзамен. Но он ценил истину превыше диплома, а знаниям его мог любой профессор позавидовать.

 

И, наконец, привела дорога доктора Здравича в тот городок, где Рада жила в доме у Горделюба, и теперь ее место заняла Обуза (и по делом ему). Как заядлый путешественник, лекарь знал, что самые свежие новости обычно витают над самыми свежими продуктами. И чтобы разузнать о городе целиком, нужно идти на центральный базар.

То ли по случайности, то ли судьба так распорядилась загодя, но тетя Мила свое молочко от бурой коровы Нюры, продавала именно там, - на главной рыночной площади. Женщиной она была приметной. Высокая, дородная, с голосом зычным, и улыбкой сияющей. Громче остальных она свой товар расхваливала, потому и заключил для себя Здравич, что такая особа свежую весть не пропустит, а протухшую подальше припрячет. И подошел он к ней, рассказал, кто таков. Стал было выведывать у Милы: что за город? Где на ночлег остановиться можно? Много ли больных? ... Так молочница даже договорить пареньку не дала. Из-за прилавка выбежала, и давай его обнимать, да руки целовать. И приговаривает:

«Мил, человек, мне тебя Всеблагой направил. Только ты можешь мое сердце успокоить. Девчоночку одну я знаю, - хорошую такую, добрую. Да только не видела я ее давно. Боюсь, уж не случилось ли чего? Ты сходи, навести ее...»

И поведала сердобольная молочница всю историю Рады. Как есть рассказала, - ничего не утаила. Затем вручила тетя Мила лекарю гостинец для Рады, и в дорожку благословила. А он и не думал мешкать, - стрелой в лес помчался, и уже сам переживать за Раду начал, сам не зная, почему.

 

Путь к Раде не близкий, но дорогу к избушке отшельницы Здравич быстро нашел. К домику вела через весь лес, тропка особая, изумрудной лентой расстеленная. Если по ней идти, то во век не собьешься с пути.

Вот, еще и солнышко не успело спрятаться за горизонт, - а странствующий лекарь уже стоял на пороге крошечного, точно игрушечного, домика. Здравич постучал, но ему не открыли. Тогда он решил сам войти, да и дверь была не заперта. Во всем домике помещалось лишь одна комната, но чистая, светлая и просторная. На кровати, рядом с печкой, лежала прекрасная девушка, с закрытыми глазами. Это была Рада. Бледная и холодная как снег. Девушка совсем ослабла, и была во власти Морфея.

Доктор сел на краешек постели больной, взял ее за руку, и хотел было замерить ее пульс, как вдруг проникся такой нежностью, что его одолело невыносимое желание поиграть на своей старой свирели. Руки сами потянулись к инструменту, и Здравич заиграл такую дивную мелодию, что при всей его природной скромности, он бы мог наконец признаться, что нашел ту совершенную музыку, которая так долго от него, Здравича, пряталась.

Завороженный сам же своей песней, лекарь закрыл от наслаждения глаза, и продолжал играть.

Так бы он и музицировал бесконечно, если бы не почувствовал чей-то пристальный взгляд. Доктор наконец открыл свои глаза, и сразу же наткнулся на глаза Рады. Она сидела рядом с ним на краешке кровати, болтала ножками, и водила в воздухе носом, в такт музыке, точно ноты имели свой запах. Здравич подумал, что она немного на мышку похожа. Он не сводил с нее глаз, - а она - с него. Оба молчали, и улыбались друг дружке. Уже совсем не такая бледная, даже с румянцем на щечках, и радостью в сердце, предстала теперь хозяйка дома перед незваным гостем.

Хотя, кто знает, может только его одного она всю свою жизнь и ждала... и звала.

 

 

А случилось это в последний день лета.

 

Что дальше произошло, - сами догадайтесь. Скажу лишь, что теперь, когда Рада и Здравич нашли друг друга, они вместе к своей мечте пойдут. И путь этот в два раза короче им будет.

Вот такие чудеса бывают.

 

Мне эту историю сама тетя Мила поведала.

Не верите?!... Так, идите скорее на наш рынок, и спросите у нее сами, потому как, что-то тетушка Мила еще про венчание говорила,- да только я дослушать не успела, - на работу сильно торопилась. А Вы про то обязательно узнайте, и мне потом расскажите. Уж очень хорошая история! :-)

 

 

 

Комментарии

Это просто великолепно! Получила огромное наслаждение, читая сказку!!!
А есть ли еще другие душевные сказки? Может они уже изданы с картинками (когда читала прямо их видела)? Я бы доче читала:)

Согласна с тобой, Ирин :) Аша теперь будет радовать нас своими чудесными сказками время от времени :)

А их много?
Вот бы их опубликовать с картинками душевными! Деткам читать:)

Большое-пребольшое спасибо! :-)
Ваши комментарии очень важны для меня. Получается что-то вроде творческого диалога. Нужен ответный отклик от читателя (хоть какой-нибудь), а без него получается ситуация, когда бросаешь резиновый мячик об стену, а он не отскакивает. Через некоторое время хочется оставить эту затею.
Поэтому, спасибо, еще раз.
Рада, что угодила . Хотя критику тоже приемлю

Сказочки еще есть, правда, их не много. Некоторые уже публиковала в газете “Родник”. Две истории прочитала на Раменском радио (если не ошибаюсь, от 25.02.2010), аудио-файл находится на сайте, в архиве.

Мечтаю издать небольшую книжечку с иллюстрациями. Пока не повстречала художника, который заинтересуется данным проектом.
Может, в рамках этого сайта сделать конкурс детских рисунков по мотивам сказки? Было бы здорово!

Как сказала Виктория, сказки будут здесь время от времени.
А сейчас можно прочитать статью про ТАНЦЫ (она в разделе “Здоровье”).

Вот :-)

Аша! это идея с конкурсом!

а про мячик – в саму точку. Очень-очень понимаю.

Вот-вот.
А если моя сказка доставила Вам душевное удовольствие, то предлагаю получить удовольствие телесное.
Поэтому, приглашаю всех на мои танцевальные занятия :-)

Аша, наши читатели не все из Раменского или Жуковского :)

Тогда можно найти школу танцев в своем районе. Я не только за танцы, которые веду, – я ЗА ТАНЦЫ вообще :)

Моей доче год и 2 мес и я начала читать ей сказки (раньше не хотела их слушать листала книгу или уходила), и я столкнулась с тем что мне не очень нравятся сказки, не получаю я удовольствия от того что читаю их своей доче:(
А эту сказку прочитала и насладилась!
Может у Вас будет вдохновение написать сказку для совсем маленьких, пока она такую длинную воспринять не может:( а подрастет я обязательно буду ей её читать!
На сайте радио нашла архив только за июль и авгусь 2010г.:(((
Может поможете ссылочкой или разместите тут сказки в печатном виде?

поддерживаю со сказочками для малюток :)

Хорошо, Ирина. На днях обязательно размещу.
Есть сказки и для маленьких :-)

На самом деле, меня тоже многие сказки пугают, особенно такие, где сплошь насилие, или после которых остается в голове хаос и много вопросов.
Поэтому и попробовала сама писать.

Многие вещи автобиографичные (как и эта)

Сказка-это ведь не только увлекательное повествование,в хорошей сказке должен быть смысл,положительный герой-это,прежде всего, герой для подражания у детей.Бросать дело,не закончив до конца-это,на мой взгляд, не лучший пример для ребенка(я про “лекаря”).Да и профессия врача тоже заслуживает большего уважения,пусть и профессора))).Но это к слову-если уж вы выносите на суд читателей.Законов жанра никто не отменял.Как говорится,“сказка ложь,да в ней намек…”

принципиальный такой Здравич оказался :)

Я с Вами совершенно согласна! В какой-то степени, герой сказки – пример для подражания. Вы, наверное, знаете сказку, где мама посылает свою маленькую дочь через лес к бабушке (о чем она, интересно, думает)?… Или ту, где только что закончивший службу молодой человек, срубает женщине преклонных лет голову за то, что она ему не отдала какое-то огниво, которое ей же и принадлежало?.. Эти герои пример для подражания?
И можно долго продолжать этот ряд. Но я не скажу лучше, чем Э.Берн в книге “Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди”. Там детальный разбор привычных нам с детства произведений, и влияние их на формирование нашего жизненного сценария. Развил данную тему наш соотечественник М.Литвак, очень уважаемый психотерапевт.
Что до моей сказки, то она больше для взрослых (вот уж не думала, что это нужно пояснять). Странно, что Вы не заметили самый главный "спорный " момент. Ведь, Рада, как ни крути, оставила первого мужа, и даже не было официального развода с ним… Это тоже, НЕ ПРИМЕР. Хотя, она, ведь, спасала свою жизнь. Как Вы считаете?
А если бы некоторые люди не отстаивали своих принципов, даже ценой своей карьеры и социального благополучия, то не было бы ни одного святого.
И, кстати, Здравич довел дело до конца. В сказке написано, что он прошел весь курс обучения, и сдал блестяще экзамен. А свой роковой вопрос задал уже после этого. И наткнулся на тщеславие профессора. А тщеславие автор (т.е. я) не одобряет, – вот и намек :
)
Однако, мне очень приятно. Спасибо, что высказали свои мысли. Хорошо, что мысли возникают. Отзывы не должны быть всегда положительными. Самое важное, что Вы прочитали, потратили на меня время. Это и есть главный критерий оценки.

“Да и профессия врача тоже заслуживает большего уважения,пусть и профессора”

Как я увидела, в этой сказке именно профессию врача очень уважают! Здесь смысл не в профессии, а в человеческом факторе, в том как данный профессор видит процесс излечения и его отношение к медицине в целом.
И еще: в нашей стране, к сожалению, звания кандидата, доктора, профссора, академика совсем не означают, что это хороший знающий доктор! Я бы сказала наоборот, идут защищаться малограмотные люди, чтобы пациенты видели регалии и шли к ним, а истинно практикующие знающие люди наоборот не идут защищаться потому что это не имеет никакого значения только трата времени сил и зачастую денег. Сейчас большинство защит делается по дружбе или за деньги и если вы почитаете темы по которым они защищались Вы это поймете (а еще часто берется старая дисертация меняется первая и последняя глава и готово). А для того, чтобы истинно защититься по интересующей доктора теме нужно самому искать руководителя, которого эта тема интересует и чтобы он в ней был профи, найти базу пациентов на которой будет проводиться исследование, а потом еще найти кто примит защиту и большинство не захочет делать это бесплатно! И стоит это совсем не дешего, да еще и время все заберет, т.е. для работы чтобы зарабатывать времени не будет, а такая работа обычно занимает 2 года. Извините, что так подробно описала нашу систему, просто сама как доктор с этим столкнулась, когда защититься захотела на интересующую меня тему:(
Так что этот момент в сказке мне очень понравился! Он учит ребенка мыслить и анализировать, а не слепо доверять тому что написно на табличке.

Да,я с вами согласна по поводу всяких званий-у меня муж тоже врач,и я,можно сказать,немного “в теме”.Просто сознательно относиться к своему здоровью-это дело самого человека,скорее,а не врача.Врач только помочь может в этом.Короче,я за позитивный образ врача(без "взрослых"разделений на плохих и хороших) в детских сказках!Как доктор Айболит!

Наталья, открою Вам там тайну, – у меня тоже муж врач :-)
Доктор Айболит бесспорно хороший персонаж, и положительный во всех отношениях… Только про него уже, как бы, писали. И потом, он не подходил по возрасту главной героине, скорее в дедушки годился. Именно поэтому, был выбран совершенно новый тип представителя медицины.

P.S. Забавно, разговор уже перестал относиться к самой сказке. Интересно, куда же заведут эти рассуждения? Но мне нравится.

Да,это уже,скорее формат ЖЖ)

Забавно как много врачей:)

Это же хорошо! :-) Мой супруг говорит, что в наше время хотя бы один врач в семье должен быть.

Войдите, чтобы оставить комментарий